Состоялась лекция Андрея Склизкова «Человек в группе: жить, а не выживать!»

image

Первое впечатление: удивление и удовольствие от того, как Андрею удается изложить сконцентрированный насыщенный материал в очень простую и удобоваримую форму. Так как я был кем-то вроде модератора, я следил за временем и мог свидетельствовать 🙂

Минут за 7 ему удалось рассказать о происхождении метода и связать это происхождение с сутью метода – ресоциализацией . Если сказать коротко, то метод возник, как сплав навыков основателя группового анализа Зигмунда Фукса (Биография), его аналитических корней и контекста, в котором он оказался, сбежав из нацистской Германии в Англию.

К сожалению, в лекцию не вошел кусочек, который мы обсуждали с Андреем перед лекцией. И с его согласия я решил дополнить рассказ о лекции этим кусочком. Это метафора, образ подаренный английским групп-аналитиком Джеффом Робертсом во время обучения групп-анализу российских психотерапевтов. Ресоциализацию они представили в виде следующего образа – в здание без окон рядами входят адаптированные одинаковые люди, одинакового роста, одинакового цвета. Что-то там с ними происходит, и из здания уже выходят разные люди – кто-то высокий, кто-то низкий, кто-то веселый, кто-то грустный, кто-то красный, кто-то синий. Разные. Этот процесс, они и назвали ресоциализацией.

Еще в лекции Андрей сфокусировал внимание участников лекции на негативных моментах жизни человека в группе. Положительные часто известны. А вот негативные описываются не так часто. Он рассмотрел два вида: «злокачественное отзеркаливание» (Зинкин, 1983 г.) и негативные виды «матрицы».

Начну с «отзеркаливания» – так было в лекции. Вообще, сам термин отзеркаливания понимает под собой то, что человек может, отражаясь в других людях, как-то ориентироваться, соотноситься, распознавать и при необходимости изменять себя. Конечно же, первое зеркало в жизни человека это мама. Улыбается мама – со мной все в порядке, хмурится и недовольна – что-то не так, что-то надо изменить. И прекрасно, когда эти послания соответствуют ребенку, его опыту, когда они последовательны. Ребенок получает опыт доверия и понимания того, что зеркалу можно верить, на него можно опираться в жизни. В дальнейшем человек использует как зеркала других людей. И психотерапевтическая группа в этом смысле напоминает зеркальный зал (Энтони, 1957 г.), в котором человек может увидеть себя отраженным во множестве зеркал. И хорошо если эти отражения как-то соответствуют реальности. Но ведь бывает и так, что отражается не то, что есть.

Андрей перечислил несколько вариантов злокачественного отзеркаливания:

1. Отражение может быть правдивым, но чрезмерным по силе. Тогда оно может приводить к разрушению. Например, человеку говорят: «Да ты конкурируешь!» или «Это у тебя агрессия». Вполне возможно. Но человек по своим ресурсам на данный момент не может усвоить это знание, это отражение. И тогда есть несколько вариантов. Первый – разрушить отражение, напасть на отражающего, обесценить это отражение. И сделать это не от того, что кто-то плохой, а с целью защитить себя от повреждения. Второй – разрушить связь с отражением, разрушить коммуникацию, прервать ее. И третий – это подвергнуть разрушению себя (пример этого можно увидеть в старом советском фильме «Я и другие»).

2. Второй вариант – навязчивое отзеркаливание – отражение, которое преследует человека. Иногда ведь удавалось сталкиваться, когда кто-то в группе пытается «причинить добро и нанести пользу», снова и снова сообщая другому человеку какую-то правду. Иногда таким «человеком несущим свет правды» оказывается ведущий группы, и тогда такое действие может оказаться также повреждающим.

3. Третий вариант – отражение может быть просто искаженным. Пример: все участники группы договариваются о том, что будут называть цвет листа бумаги черным, в то время как на самом деле он белый. Один из участников группы ничего не знает об этом договоре. И когда он сталкивается с тем, что все говорят о том, что бумага черная, то ему остается либо соглашаться, при этом получая неверное отражение собственного опыта, либо идти против всех, а это оказывается очень трудным. Для того, чтобы так произошло необязателен осознанный договор всех участников этой группы. Зачастую подобное согласие оказывается неосознанным процессом. Взять, к примеру, нацистскую Германию, когда народ был воодушевлен единой идеей.

Вторая идея, которую Андрей осветил в лекции было понятие «матрица». Одним из проявлений матрицы может быть матрешка – то, что находится внутри, предопределяется формой внешней матрешки. Трудно будет разместить внутри квадратную или прямоугольную фигуру. Так же матрицей для тела человека, сидящего в кресле будет являться это самое кресло. Матрицей для кресла будет пол, на котором стоит кресло. Поведение человека невозможно описать и понять, не принимая в расчет контекст, отношения, в которых это поведение происходит. Например, человек заходит в аудиторию и из отца или мужа он вдруг превращается в студента или преподавателя. Матрица группы (общество студентов, преподавательский состав) меняет человека, его ощущения, переживания, восприятие. Или еще: трудно понять поведение, мышление губернатора Санкт-Петербурга, не принимая в расчет процессы идущие в Санкт-Петербурге, в России и в мире в целом. Все эти контексты являются матрицей.

И существует несколько форм «негативных» матриц. Одной из таких форм является «паутина». Оказавшись в подобной матрице отношений человек чувствует, что отношения, которые по его планам должны были придавать ему сил, ресурсов, оказывать поддержку, на самом деле лишают его этих самых сил, истощают его. При этом внешне матрицей может транслироваться обратное.

К сожалению время лекции на этом закончилось. Но это не вся лекция. Было несколько прекрасных включений аудитории, дискуссия во время которой среди участников появился образ Захера Мазоха, выстроился Храм Святого Семейства Антонио Гауди, возник вопрос о страданиях, и о том, в какой матрице им было бы место. Также появился отзыв участника психотерапевтической группы об опыте, когда отзеркаливание в группе оказалось для него травматичным. Возник образ Стива Джобса и его способности изменять поле реальности, оставаясь устойчивым к отражениям других.